Гапарон Гарсаров «В свободной стране – свобода критики»

h8czafx0ho8Детективно-фэнтезийные романы Гапарона Гарсарова уверенно штурмуют российский книжный рынок и находят положительные отклики все новых читателей. Адвентисты, бесы-подселенцы и трёхрогий демон Рисгольт – этому посвящена новая книга писателя Гапарона Гарсарова «Галерея демонов Ламбранта». О своем творческом пути автор рассказывает в специальном интервью для портала «Новости 116».

Гапарон, с какого жизненного этапа Вы начали писать детективные романы?
– Серьёзно к этому делу я начал относиться только 5-6 лет назад. На самом деле, первое крупное произведение я написал ещё в 2001 году, когда переехал с Крайнего Севера в Казань и поступил в институт. Это было весьма наивное творчество, с кучей штампов, похожими друг на друга персонажами и довольно примитивным сюжетом. У меня тогда отсутствовал персональный компьютер, поэтому свой «первый роман» я писал в тетрадках мелким почерком. И это на какое-то время задало тон моему творчеству. Основные крупные вещи (например, серия о Лавре, первая книга о Ламбранте), которые сегодня вызывают эмоции у читателей, я написал сначала «на бумаге», а только затем перепечатал на компьютере. Причём мне казалось тогда, в 2000-е, что эта технология позволяет мне избежать многих ошибок, потому что я работал над текстом очень плотно и долго. Но, как оказалось, это был юношеский максимализм, только творческого характера.
– И как сложилась Ваша писательская судьба?
– Долгое время я не обращался ни в какие издательства со своими рукописями, потому что объективно считал написанные произведения – наивными и шаблонными. Каково же было моё удивление, когда в 2005 г. мне отказало первое издательство, причём в романе, который я специально написал под существующую книжную серию! Но скоро таких отказов от издательств я стал получать в большом количестве. Это казалось обидным, потому что на тот момент (окончание вуза) я действительно считал себя неплохим писателем. О, как же я ошибался!.. На самом деле, сейчас, уже в более зрелом возрасте, понимаешь, как же замечательно, что тогда ни одно моё произведение не опубликовали!
– Неужели всё было настолько плохо?
– О, да! И не просто плохо, а ужасно! (смеётся). Поскольку у меня нет филологического образования, стилистика моих ранних произведений оставляла желать лучшего. Это были огромные предложения, порой даже на половину страницы, с кучей причастных и деепричастных оборотов. Причём на какие-то совершенно ненужные темы, не несущие в себе никакой сюжетной нагрузки. Думаю, такой «дефект» был результатом школьного образования. Я получил его в городе Воркута, это самый север Республики Коми. Край очень холодный, но с душевными и тёплыми людьми. И вот эти люди дали мне шикарное литературное образование, научили всем правилам пунктуации и орфографии. Но со стилем у меня долгое время были большие проблемы, поэтому пришлось обучаться этому ремеслу самостоятельно.
– Неужели читали специальные учебники и с их помощью добились литературного таланта?
– Нет, мне помогли друзья из Интернета. Тогда, в нулевые, было популярно сидеть на всяких литературных форумах, обсуждать книги, в том числе собственного сочинения. И с кровью, руганью, нервотрёпкой я наконец-то осознал корень зла, что очень помогло мне в развитии писательского мастерства, если это можно так назвать (смеётся).
– Что общего в Ваших книгах?
– Детективная составляющая. Я люблю загадки, причём тёмного, мистического свойства. Мне лично всегда нравились подобные произведения, в которых, помимо прочего, имеется основной детективный сюжет. Поэтому и первое своё произведение, и все последующие я стал завязывать вокруг кровавой тайны. Знаю, меня за это иногда даже ругают, что присутствует и жестокость, и неоправданные жертвы в моих романах. Я стараюсь бороться с этим. Например, в черновике «Ламбрант-некромант» изначально значилось целых 7 убитых парней, вокруг которых вертится основной сюжет. Но уже на стадии «вычитки» я понял, что это слишком, и сузил «жертвенный список» до двух человек.
– Гапарон, в Вашем авторском багаже восемь произведений? Или гораздо больше?
– На самом деле, у меня сегодня за плечами 20 рукописей крупной прозы. Но далеко не все они доступны читателю. Основная причина заключается в том, что многие произведения были написаны ещё до достижения мной «нормального» стилистического уровня. Т.е. эти романы надо существенно редактировать, а это гораздо сложнее, чем писать произведение «с нуля». Например, первые три книги о Лавре я исправлял раз 10, не меньше. В последний раз делал это по заданию издателя, чтобы адаптировать текст под конкретную читательскую аудиторию. А я человек увлекающийся, поэтому сегодня меня может сильно интересовать работа над одним циклом произведений, но завтра я запросто могу увлечься чем-то другим.
– Какова же она – Ваша читательская аудитория?
– Раньше мне казалось, что это в основном подростки, увлекающиеся мрачными сюжетами. Но недавно я увидел, что, например, романы о Лавре интересны и женской аудитории, и любителям городского фэнтези, и даже неискушённым поклонникам детективного жанра. Думаю, сегодня отсутствует какое-то разделение среди читателей, поскольку книги изданы в электронном виде и доступны практически любому желающему. Единственное, что хотелось бы отметить, это то, что мои романы отнюдь не «ужастики», как их позиционируют отдельные книжные сайты. Боюсь, в этом плане ряд читателей будут разочарованы, я не пишу ужасы или мистику, я работаю в жанре детектива и городского фэнтези.
– В этом вопросе с Вами можно согласиться. Очень странный жанр для книг – ужасы. Как Вы лично относитесь к подобным произведениям?
– Ну, я к ним точно не отношусь (смеётся). В действительности, я в студенческие годы почитывал нечто подобное. Честно, мне не понравилось. Я не буду называть имена авторов, среди них есть и известные, и незнакомые широкой публике писатели. Но лично мне развитие сюжета в данных книгах показалось скучным. Хотя отдельные оригинальные идеи, конечно, не могли не задеть какие-то личные чувства. Сам я стараюсь не морализаторствовать в своих произведениях и не разводить социальную философию, поскольку работаю совершенно в другом жанре. Моя обязанность перед читателями – сделать интригу закрученнее, потемнее, разбросать загадки по всему тексту, а потом постараться собрать их к финалу романа. Не знаю, насколько мне это удаётся, но я стараюсь самосовершенствоваться.
– Гапарон, Вы загнали меня в тупик. Хотелось узнать, каких же авторов лично Вы предпочитаете. Но, боюсь, теперь Вы и не скажете?
– Обычно, писатель, работающий в схожих жанрах, рассказывает, как ему нравятся метры вроде Стивена Кинга или Рея Брэдберри. Увы, я в этом плане совсем странный человек. Мне не нравятся метры, хотя я, конечно же, знаком с их творчеством. Равным образом мне не нравится классика российской литературы. Я, честно, не понимаю до сих пор, как она может нравиться авторам, работающим в развлекательных жанрах. В общем, на вкус и цвет товарища нет. Но несколько имён я Вам могу назвать. Например, Челси Куинн Ярбро, американская писательница, работающая в историко-мистическом жанре. Одно время увлекался отдельными романами Дьяченко. Правда, не могу сказать, что они потрясли меня до глубины души. Для меня важен сюжет и персонажи, а также лёгкий, уверенный стиль автора. Поэтому я всегда рассматриваю книги только в этой узкой плоскости.
– Классический вопрос, который не могу не задать писателю. Как к Вам приходят сюжеты Ваших книг?
– Вот здесь я буду банален. Обычно, современные авторы утверждают, что подходят к своим сюжетам чисто рационально. Я, наоборот, весьма иррационален в этом вопросе. Например, отдельные сюжеты мне могут присниться, причём не за одну ночь, а как бы в «несколько серий». Какие-то сюжетные линии возникают абсолютно случайно, по наитию, в процессе работы над произведением. Бывает, что я впечатляюсь чужими произведениями – вижу фильм или читаю книгу и у меня в голове вспыхивает мысль, а что бы вышло, если сделать другого главного героя и поставить его в альтернативные условия. Так что поиск сюжета – процесс долгий, многослойный, иногда даже болезненный.
– Гапарон, только не говорите, что Вы сжигали собственные рукописи?
– Да, было дело. Вы вот думаете, почему из 20 написанных романов доступны только 8-9? (смеётся). Конечно, они не сожжены и не удалены из памяти компьютера. Но показывать их я могу только самым близким людям, которые читают любой текст под моим авторством, хоть сырой, хоть отредактированный.
– Пользуетесь ли Вы услугами бета-ридеров?
– Не всегда. Так сложилось, что у меня есть определённый узкий круг людей, которые готовы прочесть мои черновики и дать дельные советы. Но в современном мире время – деньги. Поэтому я стараюсь не отвлекать людей от их насущных дел. Как правило, я выставляю текст на отдельных сетевых ресурсах. Например, на сайте Самиздата. А взамен получаю комментарии и отзывы незнакомых мне читателей.
– На отдельных сайтах Ваши произведения сильно критикуют…
– Да, в свободной стране – свобода критики. На самом деле, критика литературного произведения, тем более развлекательного жанра, — дело личных убеждений. Кому-то нравится сюжет, кому-то персонажи, кому-то ничего не нравится. Но, знаете, любопытная тенденция, когда один и тот же «критик» ругает книгу, мол, совсем плохо и читать не стоит, но делает это применительно к последующим романам тоже. Это как в той поговорке «мыши плакали, давились, но продолжали есть кактус». Вот так и с отдельными моими критиками происходит – вроде им не нравится, но продолжают следить за творчеством. Думаю, они дают мне всё-таки какой-то шанс стать лучше (смеётся).
– Мы совсем мало побеседовали с Вами о Ваших книгах. Расскажите о новом романе «Галерея демонов Ламбранта», часть которого уже доступна в сети. Чем она отличается от других Ваших произведений?
– Это третий роман в серии о Ламбранте. Он построен примерно по той же сюжетной конструкции, что и предыдущая книга «Ламбрант-некромант». Там есть много новых персонажей, в том числе новый главный герой. Вернее даже будет сказать – там три сюжетообразующих героя. Один из них Вадим Плетнёв, он адвентист с непростой судьбой, из-за чего попадает в цепь тёмных событий и знакомится, собственно, с самим Ламбрантом. Второй главный герой – адвокат Артём Хомунин, он защищает Вадима по уголовным делам, которые свалились на голову несчастного парня. Они оба станут жертвами Ламбранта, как и Аделард из второй книги. Кстати, в новом романе этот персонаж тоже есть и с ним связана отдельная смешная сюжетная линия. В большей мере я уделил внимание способностям бесов, потому что в первых двух книгах они раскрыты лишь поверхностно. Читателю кажется, будто бесы, они как вампиры из современных сериалов, белые и пушистые. Прочитав «Галерею демонов Ламбранта», думаю, станет понятно, что бесы далеко не положительные герои и выполняют свою дьявольскую функцию весьма кроваво.
– А что же сам Ламбрант? Во второй книге с ним же случилась неприятность…
– Ну, Ламбрант, конечно, поставлен в неудобные условия. Но я учёл замечания читателей и уделил этому персонажу гораздо больше внимания в новой книге. Там раскрыты его способности, его намерения, в красках описаны его приключения и борьба с бесами и ангрилотами. Особенно интересна будет сюжетная линия с поместьем Ламбранта, которое он будет отвоёвывать.
– Новый главный герой – адвентист. Представители этого христианского течения уже высказались против использования их религиозных убеждений в Вашем романе. Что Вы можете об этом сказать?
– Действительно, о том, что главный герой будет адвентистом, я заявил заранее, ещё на этапе чернового написания романа. Да я и сам бывал в адвентистских храмах много раз, поэтому знаю это движение практически изнутри. И письма от адвентистских священнослужителей посыпались на мою почту. Я с каждым вступил в переписку и объяснил, что Вадим Плетнёв – персонаж положительный. Он – антипод Ламбранту, поэтому никаких ущемлений чувств верующих, я надеюсь, не произойдёт по итогам прочтения нового романа.
– В завершении нашей беседы хотелось бы узнать о Ваших литературных планах.
– Сейчас я пишу четвёртый роман про Ламбранта. Его рабочее название «Ламбрант и Зодиак Сатаны». Это сложное произведение, более тёмное и кровавое, чем все предыдущие. Я поместил персонажей в жёсткие условия Полярного Урала и стараюсь разыграть между ними несколько детективных интриг. Поскольку я и сам родом с Крайнего Севера, мне захотелось привязать фольклор местных малочисленных коренных народов к приключениям Ламбранта. Всё это происходит в горах, в труднодоступной местности. Там мелькают и озеро Хадата, и Чёрная пирамида Урала, и замороженные в горах люди… В общем, думаю, что читатель не разочаруется, хотя сюжетные линии там значительно усложнены.

Сегодня в СМИ: